Печать

Академический вестник УралНИИпроект РААСН - 1-2013

АРХИТЕКТУРА


УДК 725.94

КАПТИКОВ А.Ю. - кандидат искусствоведения, профессор УралГАХА, ведущий научный сотрудник института«УралНИИпроект РААСН»
e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

К вопросу о традиции строительства «по образцу» в российской провинции XVIII века

В статье рассматривается проблема продолжения практики нового строительства по образцу уже существующих зданий и в условиях российской провинции XVIII века. В качестве примера взяты Урал (Воскресенская церковь в Соликамске и группа подобных ей памятников), а также Захарьевско-Елизаветинская церковь в Тобольске, вызвавшая многочисленные подражания на всем сибирском торговом пути.

Ключевые слова: образец, храмы, Урал, Сибирь, объемно-планировочная компози-ция, декоративное убранство.


скачать статью

Широко распространенная в архитектуре Средневековья практика сооружения нового здания на основе уже существующего, указанного заказчиками, весьма характерна и для Древней Руси. Достаточно назвать Успенский собор Московского Кремля (1475–1479), служивший главным прототипом соборных храмов по XVII столетие включительно.

С Петровской эпохи, когда столичное зодчество начинает следовать западноевропейским стилям, в Петербурге и Москве строительство «по образцу» встречается лишь как исключение[1]. Между тем в провинции, где во многом придерживались древнерусских архитектурных традиций, данный обычай находил постоянное продолжение. В первую очередь это касается таких удаленных от центра регионов, как Урал и Сибирь. Представители купечества, составлявшие большинство храмоздателей, совершая деловые поездки, знакомились с новинками каменного зодчества у соседей и требовали от зодчего их воспроизведения в своих городах и селах.

Из того, что выстроено на родине уральского каменного зодчества в 1719–1737 гг., в административном центре Пермской провинции — Соликамске, заказчикам из разных мест Прикамья особенно «приглянулась» Воскресенская церковь. Остановимся подробно на ее истории и архитектуре. В 1714 г. «зачата строиться у Соли Камской… церковь во имя Рождества Христова с приделом Воскресения Христова каменная» [12, 568][2]. Последовавшее буквально в том же году запрещение Петром I каменного строительства по всей России, кроме Петербурга, не помешало возвести и через семь лет освятить теплый придел. Уже в 1733 г. упоминается и о колокольне, тогда как холодная церковь «как требующая больших издержек и притом не особенно нужная при непродолжительном соликамском лете, очевидно, предполагаема была строиться… исподтиха, смотря по обстоятельствам… Этому, конечно, много способствовал и страшный пожар Соликамска 1743 г., который уничтожил на ней главу и крышу, растопил ее колокола…» [12, 571]. Тем самым выясняется, что и основной храм, по крайней мере, вчерне, был готов к моменту пожара. Но, как отмечает историк, «по бедности прихожан» отстроен лишь к 1752 г., когда и состоялось его освящение [7, 48].

   

К сожалению, утраченные в XX в. завершения храма и придела, а также колокольня до сих пор не восстановлены, хотя их значение в силуэте центра Соликамска было чрезвычайно велико (Иллюстрация 1).

Воскресенская церковь, сооруженная на подклете, имеет сложную асимметричную композицию объемов (Иллюстрации 2, 3). К храмовому четверику с одночастной круглой апсидой с запада примыкали трапезная и притвор с выступом на южную сторону, наделенным сбоку крыльцом. Над притвором возвышалась колокольня. Активно выделялся северный придел, обладающий собственным, тоже округлым алтарем и маленькой трапезной. В нем можно отметить и сдвиг окон, слева объединенных в пару.

 

Четверик, посередине завершения стен которого были выведены «полуглавия», венчался двухъярусным малым восьмериком с главкой, а над углами имелись четыре малые главки на квадратных постаментах и двух убывающих восьмигранных барабанах. Все это придавало увенчанию храма подчеркнутую ярусность и вертикальную устремленность. Ярусным являлось и построение колокольни: три восьмигранника на четырехгранном основании. Что касается придела, то он имел кровлю на четыре ската с главкой.

Фасады основного объема обработаны по углам лопатками, а промежуточных членений нет. Под карнизом шел пояс из кронштейнов, напоминающих «городчатые», но с более плавными очертаниями.

Наличники придела отличаются сочностью исполнения, будучи скомпонованы из ордерного (с «коринфскими» капителями) типа колонок на консолях, дополненных «секирами» антаблемента и двух волют. В то же время обрамление окон храма и трапезной — плоскостное. Тут наличники сделаны либо с лучковым выступом, либо «ушастые». Восьмерики колокольни на стыках охвачены лопатками, чего, при всей простоте данного мотива, достаточно для усиления ее пластичности.

Подклет, круглая форма апсид и особенно придел в виде особого маленького одноглавого храмика навеяны более ранними памятниками Соликамска — Троицким собором (1684–1697) и Богоявленской церковью (1687–1695). Крыльцо находит параллель в еще одной церкви города — Архангельской (после 1712– 1725). А композиция верха восходит к известной Смоленской церкви в Гордеевке близ Нижнего Новгорода (1694), сооруженной Строгановыми. Колокольня родственна начатой в 1730 г. в строгановском Усолье соборной своей восьмигранностью и обработкой столпа. Вместе с тем в стилистике памятника сложившаяся местная и всегда важная для Прикамья строгановская традиции вступают во взаимодействие с новыми тенденциями. Замена фигурных аттиков четверика «полуглавиями», тип наличников храма и трапезной, распространенный в раннем Петербурге, говорят о воздействии петровского зодчества.

Воскресенская церковь, в свою очередь, повлияла на современную ей архитектуру Прикамья[3]. Еще когда существовал только придел, он, возможно, породил похожие обрамления окон второго этажа церкви Иоанна Предтечи в пригороде Соликамска — Красном Селе (заложена в 1721 г.). Гораздо важнее скорое возникновение повторяющих «образец» своими завершениями нескольких храмов. У Воскресенского собора в Чердыни (1750–1754 гг.; Иллюстрация 4)[4] те же угловые лопатки, «полуглавия» и увенчание четверика. Тем не менее внесены определенные коррективы. Апсида сделана уже пятигранной, как почти всегда на Урале в это время, «полуглавия» крупнее и как бы втиснуты между постаментов угловых глав. Сами постаменты приобрели кубичность, а барабаны — всего лишь одноярусные.

Построенная в 1755–1761 гг. на средства тамошнего купца И.М. Хлебникова и с самого начала имевшая южный придел при трапезной Успенская церковь в Кунгуре (Иллюстрация 5), апсида которой частично закрывает стену четверика (это только с севера, присутствует и в Воскресенском храме), кажется по сравнению с прототипом несколько грубоватой. Выразительна здесь, правда, алтарная кровля «епанчей», а наличники, опять-таки плоские, сводясь к простой рамке на той же апсиде, у верхних окон четверика увенчались излюбленными в уральских постройках с рубежа XVII—XVIII вв. встречными завитками со вставкой.

В двух других прикамских памятниках заметно изменился сам пропорциональный строй «образца». В Николаевской церкви с. Верхние Муллы близ Перми (1762)[5] храмовый восьмерик, считая барабан главы, был трехъярусным, как и угловые слагаемые завершения. А в Ильинской церкви одноименного строгановского села (1775 г.; сохранилась только трапезная) венчающие части при замене на углах четырехгранных постаментов восьмигранными почти превышали довольно низкий четверик храма. Кроме того, тут четверик имел подразделение карнизом на уровне трапезной, свойственное тогда вятским церквям. Большие расхождения с «образцом» наблюдаются и в убранстве (угловые верхние колонки, надоконные «бровки» и др.).

Рассмотренные выше объекты сосредоточены не на столь уж обширной по российским меркам территории, ограничиваясь Прикамьем[6]. Гораздо интереснее распространение архитектурно-родственных храмов на такой длиннейшей коммуникации, как сибирский торговый путь. Вполне понятно, что «зачинателем» должна была явиться тогдашняя столица Сибири — Тобольск.

<...>

Заключение

Привлеченные нами две «цепочки» памятников дают основание для следующих утверждений:

  1. Древнерусская практика строительства «по образцу» находила продолжение в российской провинции и в послепетровскую эпоху, просуществовав там для церковных зданий до конца XVIII в. включительно.
  2. Как и раньше, буквального копирования «образца» не было. Воспроизводились в общих чертах, объемно-планировочная композиция и, главным образом, завершение. Всякий раз вносились изменения, порой довольно существенные — в первую очередь, что касалось фасадных членений и украшений. Тем самым создавались, конечно, зависимые от прототипа, при этом обладающие определенной степенью индивидуальности произведения. Встречаются и объекты с косвенным влиянием «образца».
  3. Следование «образцу» не имело ничего общего с распространившейся в России еще со времен Петра I казенной регламентацией строительства и насаждением свыше типовых проектов, будучи основано на свободном выборе заказчика и представляя собой самобытное творчество народных мастеров.

1 Исследователи (И.Э. Грабарь и др.) указывают на сходство архитектуры колокольни собора Петропавловской крепости в Петербурге, точнее, ее шпиля, с Меншиковой башней в Москве, но это скорее преемственность. Правда, достоверно известно, что Никольский Морской собор в Петербурге (арх. С. И. Чевакинский) был «начат постройкой по плану и образцу Астраханского собора» [3, 213], т. е. Успенского собора в Астрахани. Однако сходство между ними весьма отдаленное, проявляющееся сколько-нибудь отчетливо лишь в пятикупольных завершениях.

2 В ходе сооружения здания основной храм и придел поменялись названиями.

3 При этом не следует забывать о не существующей сейчас Богоявленской церкви в НижнеЧусовских Городках (1742 г.?) — селе, издревле считавшемся «строгановским гнездом». Ее завершение было аналогичным и, не исключено, разработанным несколько ранее, нежели в Соликамске.

4 В октябре 1753 г. местные купцы Александр Валуев и Лев Красильников сообщали епископу Вятскому и Великопермскому Антонию, что «строившеяся в городе Чердыни вместо обветшалой деревянной вновь каменная соборная во имя Воскресенья Христова церковь ныне совершена до готова» и просили разрешения освятить. Однако архиерей отказал, ссылаясь на то, что церковь всеми «подлежащими к благолепию…потребностями еще неудовольствованна и оградою…не огорожена» (Государственный архив Кировской обл. Ф. 237. Оп. 76. Д. 148. Л. 1–2 об.). Западная часть с трапезной, приделами и колокольней возведены заново в 1906– 1911 гг. по проекту гражданского инженера И. К. Бахирева [8, 113]. Любопытно, что ярусные формы колокольни следуют уральским колокольням XVIII столетия.

5 Колокольня относилась к переходным формам от барокко к классицизму. А сама церковь была «возобновлена» в 1857 г. [12, 505]. Ныне памятник не существует.

6 Церковь Спаса на Болоте в Вологде (1762 г.; не сохранилась) представляется всего лишь параллелью, ибо угловые главы были в ней возведены на восьмериках, немногим уступавшим по величине центральному.

Список использованной литературы

  1. Градостроительство Сибири под общ. ред. В. И. Царева. СПб., 2011.
  2. Известия Императорской археологической комиссии. СПб., 1913. Вып. 48.
  3. История русского искусства / под ред. И. Э. Грабаря и др. М., 1960. Т. 5.
  4. Каптиков А.Ю. Урал и региональные школы зодчества Вятки и Тобольска второй половины XVIII в. // Из истории художественной культуры Урала. Свердловск, 1985.
  5. Козлова-Афанасьева Е.М. Архитектурное наследие Тюменской области. Тюмень, 2008.
  6. Кочедамов В.И. Тобольск. Тюмень, 1963.
  7. Луканин А. Церковно-историческое и археологическое описание г. Соликамска. Пермь, 1882.
  8. Памятники истории и культуры Пермской области. 2-е изд. Пермь, 1976.
  9. Проскурякова Т.С. Черты своеобразия архитектуры Сибири XVIII в. // Архитектурное наследство. М., 1996. Вып. 40.
  10. Симиненко В.И., Поздникин В.М., Каптиков А.Ю. Тобольское диво // Стройкомплекс Среднего Урала. 2005. № 11.
  11. Слупский А.И. Архитектурные памятники Соликамска // Древности : труды Комиссии по сохранению древних памятников Императорского Московского археологического общества. М., 1906. Т. 21, кн. 1.
  12. Шишонко В.Н. Пермская летопись. Период 5-й. Пермь, 1889. Ч. 3.

© Каптиков А.Ю., 2013


Полную статью можно прочесть в печатной версии
журнала Академический вестник УралНИИпроект РААСН
или на сайте Научной электронной библиотеки
http://elibrary.ru


ARCHITECTURE

AKADEMICHESKIJ VESTNIK URALNIIPROEKT RAASN - 1-2013

KAPTIKOV A.Y.

ON THE TRADITION OF BUILDING «MODELED» IN THE PROVINCES XVIII CENTURY

The problem continuing the practice of a new building on the model of existing buildings and in the Russian provinces XVIII century considered. In an example with Ural (church of the resurrection in Solikamsk like her and a group of monuments),and Zakhar’evskii-Elizabeth church in Tobolsk, which caused numerous imitations throughout the Siberian trade route.

Keywords: model, the temples, the Urals, Siberia, space-planning composition, decoration, practice of a new building.

download

Bibliography

  1. Градостроительство Сибири под общ. ред. В. И. Царева. СПб., 2011.
  2. Известия Императорской археологической комиссии. СПб., 1913. Вып. 48.
  3. История русского искусства / под ред. И. Э. Грабаря и др. М., 1960. Т. 5.
  4. Каптиков А.Ю. Урал и региональные школы зодчества Вятки и Тобольска второй половины XVIII в. // Из истории художественной культуры Урала. Свердловск, 1985.
  5. Козлова-Афанасьева Е.М. Архитектурное наследие Тюменской области. Тюмень, 2008.
  6. Кочедамов В.И. Тобольск. Тюмень, 1963.
  7. Луканин А. Церковно-историческое и археологическое описание г. Соликамска. Пермь, 1882.
  8. Памятники истории и культуры Пермской области. 2-е изд. Пермь, 1976.
  9. Проскурякова Т.С. Черты своеобразия архитектуры Сибири XVIII в. // Архитектурное наследство. М., 1996. Вып. 40.
  10. Симиненко В.И., Поздникин В.М., Каптиков А.Ю. Тобольское диво // Стройкомплекс Среднего Урала. 2005. № 11.
  11. Слупский А.И. Архитектурные памятники Соликамска // Древности : труды Комиссии по сохранению древних памятников Императорского Московского археологического общества. М., 1906. Т. 21, кн. 1.
  12. Шишонко В.Н. Пермская летопись. Период 5-й. Пермь, 1889. Ч. 3.

© KAPTIKOV A.Y., 2013


The whole article an be read in the printed version of journal or can be found in the electronic version of journal "Akademicheskij vestnik UralNIIproekt RAASN" on the "Scientific electronic library" site http://elibrary.ru