Главная Журнал / Journal
Печать
Академический вестник УралНИИпроект РААСН - 4-2010

СТРОИТЕЛЬНЫЕ НАУКИ 

УДК 574+621.37

СЛУКИН В.М.  - канд. тех. наук, профессор УралГАХА
e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

ДОМ ИПАТЬЕВА-ХРАМ-НА-КРОВИ: ПРИМЕНЕНИЕ ИЖЕНЕРНО-ГЕОФИЗИЧЕСКИХ МЕТОДОВ

В статье излагаются результаты проведения инженерно-геофизических работ для ис­следования территории участка снесенного Дома Ипатьева с целью установления дейс­твительного состояния грунта с остатками фундаментов. Особое внимание уделялось местоположению подвального отсека «расстрельной» комнаты.

Ключевые слова: Дом Ипатьева, геофизические работы, геоэлектрометрические и геосейсмометрические методы, археологические раскопки, «расстрелъная» комната.


SLUKIN V.M.

STUDIES IN THE IPATIEFS HOUSE - TEMPLE OF THE BLOOD APPLICATION ENGINEERING GEOPHYSICAL METHODS

The article is devoted to the to the study of the results of engeneer-geophysical work. This work was carried out for investigation the space territory of the demolished «Ipatieyf s house» with the aim of determining the real condition of soil with the remains of foundation. Special attention is paid to the location of basement compartment, where Tsar's family had been shot.

Keywords: Ipatiefs House, geophysical work, geophysical and seismometrical methods, archaeological excavations.


Дом в Екатеринбурге, получивший название Ипатьевского, или Дома Ипатьева, был построен в 1870-е гг. горным инженером И. И. Ре-дикорцевым. В 1890-е гг. этот дом приобрел у Редикорцева удачливый золотопромышленник И. Г. Шаравьев, который в 1908 г. продал особняк и усадьбу с садом военному инженеру-строителю Н. Н. Ипатьеву.

Дом Ипатьева был построен с учетом рель­ефа западного, наиболее крутого склона Возне­сенской горки. Главный фасад, обращенный на Вознесенский проспект, имел один этаж, запад­ный фасад, выходивший в усадебный сад, - два этажа. Вследствие такой структуры образовался подвальный объем, углублявшийся в склон горы своей восточной частью.

Подвальный этаж имел выход непосредствен­но на Вознесенский переулок со стороны южного фасада дома. По размерам дом представлял срав­нительно небольшое сооружение (длина - 31 м, ширина - 18 м), имел пристроенную к западной стене веранду, каменные службы, дворовые хо­зяйственные постройки. Главный вход распола­гался со стороны Вознесенского проспекта ближе к северо-восточному углу дома.

Рисунок 1. План изолиний МСГ (метод срединного градиента).

Подвальный этаж в плане представлял трех-частную систему, разделенную отсеками разной величины по площади. Поддерживаемая юж­ным фасадом часть имела три отсека-комнаты, не имевшие окон, которые использовались под складские нужды.

Дом был построен добротно, и хорошее состояние его поддержива­лось последним владельцем. В доме имелись водопровод, электричество, канализация, телефон. Еще со време­ни владения домом Редикорцевым и особенно Шаравьевым сохранился бо­гатый интерьер помещений с художес­твенной росписью потолков, чугунным литьем и лепным декором.

В помещениях верхнего этажа жил инженер Н. Н. Ипатьев с семьей, в нижнем этаже (в комнатах с окна­ми) располагалась его контора подряд­ных работ. После размещения царской семьи дом Ипатьева был обнесен вы­соким забором, на чердаках окрестных зданий были установлены пулеметы, в самом доме находилась многочис­ленная охрана. В ночь с 16 на 17 июля 1918 г. вся царская семья и сопровож­давшие ее лица были зверски убиты в подвальном помещении (средний от­сек) дома инженера Н. Н. Ипатьева, выходящем на Вознесенский переулок.

Рисунок 2. План изолиний КМПВ (геосейсмометрический метод преломленных волн).

На протяжении десятков лет совет­ского времени в доме располагались: жилые квартиры, институт истории компартии, музей революции, партар-хив, многие конторы и отделы разных управлений.

В 1974 г. дом Ипатьева был постав­лен на охрану как памятник истории и культуры, а в 1975 г. с разрушения хо­зяйственных построек, служб, карет­ника началась подготовка к его сносу, а в самом доме разбирался паркет. Уже

был подготовлен проект решение УК КПСС о сносе самого дома, но помеша­ло Хельсинкское совещание, решения которого носили подчеркнуто гума­нистический характер. В тот момент не было резона взрывать мировое об­щественное мнение сразу после такого события.

Но в 1977 г. распоряжением Совета Министров РСФСР за № 1221-р дом № 49 по ул. К. Либкнехта исключили из списков историко-культурных па­мятников и подготовили к немедлен­ному сносу. Местные городские власти кинулись выполнять директиву. Уже в сентябре 1977 г. за два дня дом был разрушен до основания. Бульдозеры прошлись по остаткам фундаментов. Северная часть дома, под которую подведен тоннель перехода через ав­томагистраль - продолжение улицы К. Либкнехта, была разрушена осно­вательнее. Там фундаментная кладка исчезла практически по всей высоте. В остальной части, как показали ис­следования, она сохранилась, но засы­пана толстым слоем обломков здания. Весь участок разровняли и оставили таким на долгие годы, пока в ситуацию не вмешались «перестроечные» силы, круто изменившие судьбу заросшей бурьяном территории «Ипатьевского гнезда». Через много лет Б. Н. Ельцин признается в книге своих воспомина­ний, что «рано или поздно всем нам будет стыдно за это варварство, но ни­чего исправить уже не удастся...»

Снос дома Ипатьева во многом был обусловлен начавшимся палом­ничеством к стенам его подвала, где произошла трагедия. С1989 г. на свя­щенное место, опустевшее после сноса дома, потянулись паломники. Прино­сили цветы, творили молитвы, был поставлен первый крест. В 1991 г. на скорбном месте прошла первая офици­альная панихида. Назрела идея увеко­вечения памяти жертв кровавого террора, но она обрела не материальный характер, а нравственный - служить великой цели очищения, покаяния и примирения. Такая идея всегда воп­лощалась в храме.

Президиум Горсовета Екатерин­бурга и Исполком приняли решение (№ 79 от 20.09.1990 и № 388-а от 10.10.1990) об отводе земельного учас­тка Свердловскому Епархиальному уп­равлению русской православной цер­кви и разрешении установки на месте бывшего «Дома инженера Ипатьева» памятного символа. Был объявлен от­крытый международный конкурс на разработку эскиз-идеи храма-памят­ника на месте бывшего Дома Ипатьева и застройки прилегающей территории.

Закладка первого камня храма со­стоялась 23 сентября 1992 г. в шурфе, вырытом на месте подвала «расстрельной» комнаты. Это место было найде­но после тщательной геодезической привязки. Закладной камень из зеле­новатого змеевика с золочеными бук­вами посвящения был уложен в шурф на глубину около двух метров. Потом шурф засыпали, землю утрамбовали и место «потерялось».

Мало того, впоследствии подтвер­дилось ошибочное мнение, что заклад­ной камень находится под одним из памятных крестов, установленных на территории бывшей усадьбы.

 

Рисунок 3. Южная и частично западная стена раскопа на месте "расстрельной комнаты" Дома Ипатьева.

За 22 года со дня сноса Дома Ипать­ева накопилось много вопросов и про­явилось много неясностей, требующих решений, чтобы определить направ­ленность закладки и строительства бу­дущего Храма. Многие обстоятельства сноса здания оказались забытыми, до­кументации при сносе не проводилось, кроме фотографической фиксации ра­боты разрушающих средств. Утрачены многие свидетельства, характеризую­щие ситуацию на участке. Территория заросла кустарником и бурьяном, по­теряно расположение контуров дома и подвальных отсеков. Неизвестно, сохранились ли остатки подвальных стен и фундаментов, на какой глубине под слоем строительного мусора они находятся, если сохранились. Потеря­лись многие физические ориентиры для осуществления привязки контуров разрушенного дома.

Предполагалось, что на участ­ке возможна такая ситуация: толща техногенных строительных остатков (почвенный слой, битый кирпич, из­вестковый раствор, садово-парковый грунт и др.) с включением плотных блоков и фундаментов кладки стен, возникших при разрушении здания, оставленных на месте или сброшен­ных в подвальные углубления, также плотные фрагменты фундаментов с остатками стен в виде не порушенных блоков. Кроме того, в техногенных грунтах могут находиться остатки печ­ных фундаментов, представляющих плотные объекты.

Решить задачу полного обследо­вания участка Ипатьевского дома для последующего выбора наиболее пра­вильного во всех отношениях подхода к строительству Храма можно было несколькими методами. Например, заложить раскоп на всей территории или разбурить участок по сетке 0,5 х 0,5 м. То и другое стало бы просто невозможным по соображениям за­трат времени и средств. Эти методы используются в качестве проверочных на сравнительно небольших, перспек­тивных на нахождение интересующих объектов участках. Выход был один -использовать на всей территории усадьбы-пустыря комплекс геофизи­ческих методов, хорошо выделяющих неоднородности в грунте.

Осенью 1990 г. на территории были проведены инженерно-геофизические работы с применением комплекса ме­тодов.

Постановке и выбору комплекса геофизических методов способствова­ли следующие предпосылки. Известно, что фундаменты дома представляли кладку из полутесаного гранитного бута на глинисто-известковом рас­творе, имели сравнительно неглубо­кое заложение, основанием служил структурный элювий амфиболитовых сланцев. Фундаментная кладка имела глиняный замок для предотвраще­ния увлажнения. Степень сохраннос­ти фундаментов могла выразиться несколькими вариантами:

•   Фундаменты сохранились полно­стью до верхнего обреза в структур­ном состоянии, т. е. в виде бутовой кладки под слоем техногенного грунта из строительного боя, поч­венных остатков и т. п.;

•   Фундаменты сохранились не на всю глубину заложения, верхняя часть фундаментной кладки сре­зана при выравнивании участка снесенного дома, и бутовые камни этой части перемещены на некото­рое расстояние в пределах контура помещений. Все это перекрыто сло­ем техногенного грунта;

•   Фундаменты полностью срезаны при расчистке участка вместе с верхним слоем структурного элю­вия сланцев, а бутовые камни час­тично перемещены, частично во­обще изъяты из контуров участка. Выбор методов и методики выпол­нения геофизических исследований определился в силу того, что наиболее информативными и контрастно про­являющимися свойствами в данном случае являются электрические и плотностные свойства объектов. Поэтому наиболее целесообразным представи­лось использование геоэлектрометри­ческого метода срединного градиента (МСГ) и геосейсмометрического мето­да преломленных волн (КМПВ).

 

Рисунок 4. План расположения Храма-на-Крови (вариант принятого к исполнению проекта).

Фундаменты с остатками стен, печ­ные фундаменты и крупные блоки раз­рушенных стен обладают комплексом физических свойств, отличающихся от свойств техногенного и насыпно­го грунта. Наиболее существенным и контрастно проявляющимися свойс­твами в данном случае являются электросопротивление и плотность. Это и определило выбор методов для проведения исследований. План изо­линий МСГ (рисунок 1) дает картину распределения высокоомных объектов на исследуемом участке. Прослежива­ются линейно вытянутые интенсив­ные аномалии по взаимно перпенди­кулярным направлениям, связанные с зонами расположения фундаментов внешней южной стены и внутренней продольной стены или их остатками в виде бутовых фрагментов. Отде­льными аномалиями выделяются фрагменты фундаментных структур других отсеков, опорных столбов ве­ранды и печей. Ширина таких струк­тур составляет 0,7-0,8 м, а размеры площади печной кладки - 1,5 х 1,5 м.

При наложении масштабного плана Дома Ипатьева на план линий МСГ с таким расчетом, что восточная стена здания проходит по красной линии улицы К. Либкнехта, а южная стена -по линии застройки ул. К. Цеткин, можно наблюдать достаточно убеди­тельное совпадение результатов ис­следований с расположением частей здания.

Следует отметить ряд обстоя­тельств. Так, например, слабо прояв­ляется наличие восточной (фасадной) внешней стены. Это, по-видимому, связано с тем, что кладка основания под дорожное полотно захватила зна­чительно большее пространство, не­жели составляет ширина современной проезжей части с тротуаром. При этом часть восточной продольной стены (вернее, ее разрушенные элементы) могла быть утрачена при вывозе вы­нутого грунта.

Строительство подземного пере­хода, своим выходом «врезавшегося» в северную часть дома Ипатьева, при­вело к утрате конструкций этой части на участке значительно большем, чем площадь самого выхода.

Фрагменты западной продольной стены, стоявшей внизу по склону, ока­зались засыпанными техногенным грунтом в большей степени, чем все другие, что произошло при разравни­вании площадки разрушенного дома.

Результаты аномальных распреде­лений, полученные методом средин­ного градиента, хорошо увязываются с данными геосейсмометрических определений плотности, особенно в диапазоне глубин от двух до трех метров (рисунок 2). Таким образом, аномалии, полученные методами раз­ной физической природы, отражают структуру одного и того же объекта.

Анализ и качественная интерпре­тация результатов на основе планов распределения измеренных парамет­ров физических полей свидетельс­твуют о том, что выявленные ано­мальные зоны отражают фрагменты фундаментов, остатков стен, блоков кирпичной кладки, оставшихся на месте разрушения дома Ипатьева под слоем техногенного грунта толщиной 2-2,5 м. Можно предположить, что в наибольшей степени сохранились фрагменты фундаментов и стен южной части здания, где произошли трагичес­кие события 1918 г.

Следуя общим правилам, далее предстояло проверить полученные данные раскопками с археологичес­ким контролем, расчистить участки, где могли сохраниться фундаменты и их фрагменты, откопать «расстрельный» отсек с тем расчетом, чтобы при привязке здания храма он примерно попал бы на пространство будущей крипты.

В нарушение действующего зако­нодательства о том, что любое строительство в исторической зоне города должно предваряться археологичес­кими раскопками или сопровождаться археологическим контролем, в апреле 2000 г. на территории начались стро­ительные работы. Вскоре обществен­ность города добилась немедленного проведения археологических раско­пок, тем более что у северной части дома уже производилась подготовка котлована под цокольную часть бу­дущего храма. Следует отметить, что первоначальные археологические ра­боты проводились не вполне целена­правленно. На участке, прилегающем к южной части дома были заданы две разведочных канавы глубиной не более 0,4-0,6 м, т. е. у самой поверх­ности, в толще строительных остат­ков. Одна из них прошла вдоль вос­точной границы деревянного навеса с деревянным памятным крестом, т. е., согласно привязке, вблизи запад­ной стены дома, где по геофизическим данным отсутствовали явные призна­ки наличия фундаментных остатков. Другая канава была задана у южной стены дома перпендикулярно к ее на­правлению, но слишком далеко от кон­тура стены, и в любом случае не могла пересечь фундаментную линию. Таким образом, на этом этапе проверка учас­тка расположения искомых подваль­ных отсеков не была осуществлена. Поэтому было принято решение о проведении полных раскопок на мес­те предполагаемого «расстрельного» отсека подвала.

Данные раскопы были выполнены сначала в виде системы широтных и меридианальных канав, которые при последующей работе составили общий большой раскоп примерно квадратной формы. В этом раскопе на первона­чальном «канавном» этапе обнаруже­ны отдельные фундаментные камни на сравнительно небольшой глубине - до 0,4-0,5 м, что свидетельствует о факте перемещения вместе с техногенным грунтом (рисунок 3). Затем, при углуб­лении раскопа примерно на глубину 1,7-1,8 м, были обнаружены неболь­шие скопления фундаментных камней, скорее всего, принадлежавшие фун­даментной конструкции (рисунок 4).

В разрезах по северной, западной и южной стенам раскопа были отме­чены фундаментные камни, положе­ние которых образует направление, согласующееся с направлением стены в подвальной части (северо-западный угол раскопа), а также виден слой гли­нистого материала, представляющий, скорее всего, глиняный гидроизоля­ционный замок.

Но самое главное, что обнаружи­лось в этом раскопе, - находка за­кладного камня 1992 г. Это меняло скептическую оценку факта наличия фундаментных камней, не составляв­ших цельную структуру фундаментной конструкции. Камни принадлежат фундаменту «расстрельного» отсека.

Акцентируя внимание на этом рас­копе, можно констатировать, что:

•   раскопками не вскрыта плотная фундаментная кладка с наличием кладочного раствора и подгонкой камней, что может быть объясне­но либо недостаточной глубиной раскопа (геофизические данные регламентировали глубину в диа­пазоне 2,0-3,0 м), либо некоторым смещением фундаментных камней из единой конструкции при зачистных работах после сноса дома;

•   раскопки вскрыли скопления фун­даментных камней, относящихся к фундаментам искомого подваль­ного отсека, что подчеркивается самим    местоположением плит в раскопе, совпадающим с конфи­гурацией геофизических аномалий;

•   вскрытие именно искомого под­вального («расстрельного») отсе­ка подтверждается находкой в его центре закладного камня храма, который был   ранее установлен с соответствующим расчетом и ана­лизом планировочной структуры здания.

В раскопе подвального отсека не обнаружено каких-либо предметов, связанных с семьей последнего рос­сийского императора.

Заключение

Таким образом, применение ком­плекса инженерно-геофизических работ существенно помогло в оценке состояния участка снесенного Дома Ипатьева, позволило скорректировать направление археологических исследо­ваний, получить данные, определяю­щие местоположение и характеристи­ки подземной части «расстрельного» отсека для учета при проектировании Храма-на-Крови. Однако в резуль­тате неустановленных причин план храма был смещен так, что контуры «расстрельного» отсека не попали в контуры этого плана, и отсек остался вне плана. В помещении Храма в на­стоящее время используется имити­рующий муляж этого отсека, не име­ющий ничего общего с положением реального объекта. Возможно, это обстоятельство связано с «обходом» при проектировании и строительстве храма местоположения специализированного бункера, устроенного в пре­делах площадки здания после сноса.

Список использованной литературы

  1. Слукин В. М. На месте «Дома Ипа­тьева» // Строительный комплекс Среднего Урала. 2000. № 5 (30).
  2. Слукин В. М. «Дом Ипатьева»: последняя точка (геофизические работы и проверочные археоло­гические раскопки) // Домострой. 2000. № 11.
  3. Слукин В. М. Екатеринбургский Акрополь. Вознесенская горка. Екатеринбург, 2009.
  4. Бузунова С. Г. Использование не-разрушающих методов археоло­гических исследований в системе ГИС-технологий при изучении протогородов Южного Урала // Акаде­мический вестник УралНИИпроект РААСН. 2009. №1.

Скачать статью

 





 

Федеральное государственное бюджетное учреждение Ордена "Знак почета"
Уральский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт
Российской академии архитектуры и строительных наук
Екатеринбург, Ленина 50а, e-mail: mail@uniip.ru, тел. (343) 350 65 49
 
© 2001-2010
 
Яндекс.Метрика